Илья Тимин

Акунин "Седмица Трехглазого". Рубрика: "Читаем и перечитываем."

Традиционно, все что свежего появляется у Бориса Акунина - покупаю в бумажном виде и читаю (кроме блогерских тем - это для онлайна). Всегда радуюсь, что удачно зашел в магазин.

В этот раз попала мне в руки книга 2017 года из исторического цикла повестей. "Седьмица трехглазого". Чудесное совпадение, что когда выкапывал картошку, попались мне в огороде несколько монеток, что пополнили коллекцию (на фото) "чешуек" времен великой смуты - "Иван Грозный и время после его правления". И книга Акунина как раз о тех самых временах. Сидел несколько дней расшифровывал надписи на монетах, открываю книгу - и прямо продолжение моих изучений...

Теперь о фактуре. Традиционно - Акунин читается легко. Быстро, увлекательно, плавно. Идеальный слог - ровен и не цепляется за обороты. Историческая фактура мягко растворяется в детективной линии и они дополняют друг друга. Это, конечно, не история России в качестве академической информации, а детектив в историческом костюме. Но в этом и есть отличие - образы и сюжеты гармонично отображают представление об описываемом историческом времени.

Иногда складывается ощущение чрезмерной простоты сюжета и слога. Прямо хочется чуть-чуть усложнить или не сразу догадаться о том, что будет дальше. В ранних книгах и детективах Акунина - было больше азарта и непредсказуемости.

Что выбивается из общего ряда - это финал книги. Где главные герои вдруг теряют историческое лицо и начинают совсем по современному рассуждать на околорелигиозные темы и несмотря на свой "мудрый" возраст - начинают "молодиться". Тут видимо отразились личные взгляды Акунина на Христианство, религию и старость - вера проигрывает рядом с безверием, старость не повод для аскетизма, а напротив "и на старуху возможна проруха".

В самом конце книги - "бонус трек". Короткая историческая пьеса. Именно эта пьеса и есть наиболее реальная историческая фактура. Да-да. После прочтения взял томик историка Костомарова и почти слово в слово прочитал об описываемых событиях, правда документальным языком.

Вывод. Читать ли и покупать ли книгу?

Покупать! Читать! На фоне бесконечных современных книг с детективными, историческими и фантастическим сюжетами - это достойный образец. Я бы даже сказал - лидер. Ведь после книги захотелось взять в руки исторические фолианты и почитать про эти времена еще раз и побольше. А значит Акунин добился главного - заставил читателя полюбить Историю Российского Государства и заинтересовать ее изучением.

Спасибо, Вам, Григорий, за книгу!


Илья Тимин

Глупыш.

Многие полярники считают его главной арктической птицей. Любят его за простоту, спокойствие и уверенный полет в любой ветер.

Коллеги по экспедиции нередко спрашивали: "Не надоело фотографировать глупыша? Сотник кадров на него уже перевел!" Ответ простой: "На материке в нижних широтах можно будет только мечтать, чтобы глупыш вдруг пролетел рядом и дал новый сюжет, а здесь и сейчас на Земле Франца-Иосифа - каждое мгновение реально."

Национальный парк «Русская Арктика»
_____________________
Экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики
Илья Тимин

(no subject)

Ледяные заторы и перемычки.

Чем дальше к исторической цели нашей экспедиции - тем глубже на север. Тем чаще встречаются ледяные заторы и перемычки в проливах островов Земли Франца-Иосифа. Неведомым образом, наша вахта с Андреем Скоровым - чаще всех попадала в ледяной плен. В такой момент яхта начинает сильно скрежетать бортами о ледышки и малые айсберги. Все это эхом разносится по каютам. Всегда первым, а иногда и единственным, на палубу поднимается капитан Михаил Тигушкин и спасает ситуацию. Без опытного капитана-полярника во льдах Арктики делать нечего. Нам в этом плане сильно повезло, а иногда нас спасало.

Национальный парк «Русская Арктика»
_____________________
Экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики



Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. Земля рядом!

Туман. Пасмурно. Плохая видимость. Вдруг море оживает. Становится много птиц - поморники разных мастей, моевки, глупыши, кайры. Кто-то несет в ключе рыбку, кто-то пытается ее отобрать, где-то стайки, где-то драки... Рядом с яхтой выныривает морской заяц - лахтак. Яркий признак, что приближаемся к архипелагу Земля Франца-Иосифа. К территории Национального парка «Русская Арктика».

...Из тумана выплывает первый айсберг - земля совсем рядом! Пятидневное безбрежие завершается...

___________________
Арктическая экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики











Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. В центре Ледовитого.

Под парусами в центре Ледовитого.

Время суток в полярный день при пересечении с юга на север Северного-Ледовитого океана особого значения не имеет. В августе здесь и днем и ночью примерно одинаковая освещенность. Значимые моменты - сколько пути пройдено и сколько осталось. И конечно, при правильных ветрах, не забывать ускорять яхту правильными парусами.

Навигатор показывает примерно середину пути от Мурманска до Земли Франца-Иосифа. Ветер 14 узлов, направление его относительного нашего курса - идеальный бакштаг. Из парусов в работе - зарифленный грот и генуя. Наша скорость 7 узлов, примерно 14 км в час.

На вахте самая дисциплинированная команда - Андрей Симоненков и Александр Чичаев - поднялись на палубу - сразу одели яхтенные спасательные жилеты.

Живности здесь не много. Было бы все однообразно, если бы не тупик - редкий для этих мест пернатый, который вдруг появился из тумана и с криками несколько раз облетел яхту, после чего вновь пропал в тумане.

___________________
Арктическая экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики







Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. Такелаж.

Такелажная жизнь в экспедиции.

Грот - самый классический и узнаваемый парус. Что в прямоугольных парусах на классических шхунах, что на косых парусах яхт. Но одновременно - это наиболее сложный по управлению парус. Поставить и собрать его в одно лицо непросто (в отличии от стакселя или генуи). Зато он эффективно работает при разных ветрах. Единственное - на полную его раскрывать приходиться не часто - когда ветра нестабильные и скачки от 10 до 30 узлов - то грот ставится не на все рифы, а только на треть или две трети - за счет этого его работа остается стабильной.

На первом фото грот "в полный рост" - на три рифа. И второй кадр - два Андрея - Скоров и Симоненков, срочно убавляют площадь главного паруса на 1 риф - по факту, убрали площадь грота примерно в половину.

За штурвалом стоит Александр Чичаев - один из руководителей и идеологов нашей экспедиции.

А так как Андрей Симоненков и Александр Чичаев прямо сейчас сменили нашу вахту - то для меня наступил момент "свободы" - документирую яхтенную жизнь на фотокамеру и предвкушаю отдых в кают компании.

Передав вахту и ответственность за курс яхты и паруса - идем отдыхать. А парни остаются решать задачи с ветром и настройкой такелажа.
Время 8 утра.

___________________
Арктическая экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики.





Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. Моевка и шторм.

Моевка и шторм.

Моевка встречается на всем пути от Мурманска до ЗФИ и обратно. Активная птица, часто сопровождает яхту на длительные расстояния. Охотно прячется от хищных более крупных птиц рядом с парусами яхты. Пытается ухватить кончик антенны на мачте. У полярного исследователя Норденшельда в описаниях путешествий в 19 веке есть рассказ, что поморы считали признаком надвигающегося шторма, когда моевка пыталась ухватить кончик мачты. Мы несколько раз делали фотофиксацию такого поведения этой птицы, со штормом это никак не пересеклось ни единого раза.

___________________
Арктическая экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики
Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. Короткохвостый поморник и моевка.

Короткохвостый поморник и моевка.

Однажды, в звуки бескрайнего Северного-Ледовитого океана ворвался истошный вопль. И почти тут же под самые паруса прилетела пара птиц. Черный "ангел" преследовал "белого". Это короткохвостый поморник гнал и обижал обычную моевку.

Известный исследователь севера Норденшельд, в своей книге "Путешествие на Веге" (об экспедиции 1878-79 годов), описывал рассказы норвежских звероловов о поморнике - как птице, которая очень часто и повсеместно гоняет моевок в надежде отобрать их добычу. Также упоминает, что: "Китоловы прозвали поморника «охотником за дерьмом», так как считали, что он гоняется за чайкой, чтобы заставить ее отдать экскременты, которые «охотники за дерьмом» едят как лакомство."

Именно такое событие и наблюдали мы по несколько раз в день. С той лишь разницей - что как только на горизонте появлялся поморник - все моевки сиротливо жались под самые наши паруса в поиске защиты. Редкий поморник отваживался обижать слабую птицу прямо у борта яхты, но бывало и такое.

Чаще всего можно было видеть в клюве у моевки добычу, которую она в спешке заглатывала и поднимала крик страха, когда на ее спину приземлялись когти или тяжелый клюв. Поморника это не останавливало и он гонял птицу пока та не отрыгнет добычу или до того момента, пока все - и моевки, и глупыши, и другие птицы - не начинали коллективно отгонять нахала.

И картина эта была перед нашими глазами каждый день - с первой сотни миль океана и до самого возвращения в воды рядом с материком через месяц.

___________________
Арктическая экспедиция проекта Open Ocean: Arctic Archipelagos. Открытый Океан: Архипелаги Арктики




Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. Полярный день.

С первого экспедиционного дня "полярный день" начал диктовать правила. Работаем тогда, когда удобно. Спим тогда, когда возможно.

Кто-то стоит на вахте - следит за ветром и курсом яхты. А профессор Михаил Юрьевич Карганов - с первых минут выхода в море ведет кропотливую работу по влиянию Арктики на людей. На его докторском столе первый испытуемый - Катя Гиршович - единственная девушка на борту - наш обаятельный и заботливый кок.

Кто-то работает в кают-компании, а кто-то на палубе (да-да, автор строк) ведет учет биоразнообразия Баренцева моря по пути к Земле Франца-Иосифа:

9 августа, примерно в 100 милях от берега еще встречаются береговые птицы - серебристые чайки разного возраста долго сопровождали нас в открытое море. Начинаются первые встречи с тонкоклювыми кайрами. Краснокнижная северная олуша грузно поднялась из воды и улетела на запад, не подпуская яхту близко. Первые арктические вестники - глупыши. Надежные и постоянные спутники яхты - моевки. Первые белобокие дельфины... А об одной встрече первого безбрежного дня расскажу чуть позже.

___________________
Арктическая экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики.









Илья Тимин

Под парусами на Землю Франца-Иосифа. Первый день в океане.

Начало августа. Первый день пути на экспедиционной парусно-моторной яхте "Alter Ego" через Ледовитый океан к Земле Франца-Иосифа. Смена вахты в 4 утра. Мы с Андреем Скоровым меняем Михаила Тигушкина и Кирилла Савчука.

Первое утро манит каждым мгновением. Но что-то позабылось...

"Папа, сфотографируй Океан без берегов."
- Анюта, вот он. Таким его впервые увидел и я.

PS: Мой портрет моей камерой сделал Андрей Скоров, со словами: "Фото фотографа обязательно должно остаться в памяти". Спасибо, Андрей!

___________________
Арктическая экспедиция проекта Открытый Океан: Архипелаги Арктики.